Детали из пластика к упаковочному оборудованию полный цикл производства изделий из пластика.  |  visit blog
Судогда

Информационный портал Судогдского района

 

 ¦  Главная       žГазетные материалы           Q Лесная рубрика           Спорт и туризм              G История района  ´Судогда на картах и фотографиях          , Почтовый ящик

 

Газетные материалы

Ограбление по-русски.

(Нина Артемова, "Деловой Вторник" (приложение к газете "Трибуна") (Москва) 04. 11. 2003)

ВЕСЬ МИР БУРЛИТ ПО ПОВОДУ "ЮКОСА". НО ЕСЛИ ПРИСМОТРЕТЬСЯ, ЧТО ВООБЩЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ НАША ЭКОНОМИКА? ЗАГЛЯНЕМ В ПОСЕЛОК СУДОГДА НА ВЛАДИМИРСКОЙ ЗЕМЛЕ, В ОДНО ИЗ ТЫСЯЧ "ЗЕРКАЛ РОССИЙСКИХ РЕФОРМ"...
   Судогда была возведена в ранг уездного города из слободы в 1778 году. Особенных достопримечательностей тут нет, и рассказать приезжему что-либо интересное о здешних местах - большая проблема. Ну разве что похвалиться, как в 1830 году по пути в Болдино здесь проезжал Пушкин. А в селе близ Судогды недолго учительствовал брат Чехова Иван Павлович, Также можно еще вспомнить про маршала Мерецкова - будучи рабочим, извиняюсь, канифольно-скипидарного завода, он устанавливал в городке советскую власть и был в нем первым уездным комиссаром. Вот, собственно, и все артефакты.
   У предприятия "Судогодское стекловолокно" история куда занимательней. Выстроил завод, поначалу выпускавший бутылки, в том числе и под смирновский "Спотыкач", крестьянин Ефим Голубев. Говорили, что деньги на него он награбил вместе с сыновьями на большой дороге. И будто бы даже убивал путников, если те сопротивлялись и не хотели делиться. С ростом благосостояния Ефима росла и его сознательность: став фабрикантом, он немало жертвовал на социальные нужды Судогды, построил для своих рабочих больницу, а для их детей - школу. Благополучно пережив за сто с лишним лет своего существования несколько революций и войн, голубевский завод пал смертью храбрых в смертельных боях современных реформ.
   ...Ныне семья судогодцев Жаворонковых насчитывает 25 человек. 22 из них работали на "Судогодском стекловолокне". Некоторое время назад завод встал. У 14-летней Тани, представительницы последнего поколения Жаворонковых, из-за этого большая личная драма. "Задали учить Лермонтова, а заводская библиотека ликвидировалась", - поясняет ее мама. В городской - только два томика великого поэта, да и те на руках. Бегали по родным и знакомым. Увы. А магазин такими книжками не торгует, это ж вам не детективы. Примерная ученица Таня даже расплакалась - верная "двойка" светит. - Не пойду больше голосовать, - сердито говорит Нина Борисовна Жаворонкова. - А то опять скажут: не тех выбрали, поэтому плохо живем. Пусть назначают. А не справился - по шее, как при Сталине.
   Примерно год назад у стен судогодского завода завязался самый настоящий бой. Группа вооруженных приборами ночного видения и автоматического оружия боевиков прорывалась к цеху, где хранилось 400 килограммов платины. (Формы из этого металла используются для производства особо чистого стекловолокна). Предприятие охранялось не только собственной службой безопасности, но и вневедомственной охраной. Милиция оказалась на высоте - атаку боевиков отбили, а их самих, хотя и не всех, задержали.
   А через полгода один из самых дорогих в мире драгоценных металлов (цена платины на Лондонской бирже составляет примерно 20 долларов за 1 грамм) исчез с завода без всякой стрельбы. Накануне этого на предприятии произошла чехарда со сменой директоров. И когда один из них отправляет платиновые формы на реставрацию на завод по обработке цветных металлов в Екатеринбург, то обратно они уже не возвращаются. Но через некоторое время на банковский счет "Стекловолокна" поступают деньги от продажи платины - 200 миллионов рублей. Буквально на следующий день они исчезли. - Нет никаких сомнений, что год назад и сейчас решалась одна и та же задача, - говорят по поводу пропажи миллионов в Следственном управлении при УВД Владимирской области. - Только тогда применили силовой метод, а теперь - интеллектуальный.
   Провернувший "интеллектуальную операцию" директор поуправлял предприятием всего два месяца. До этого он работал в московской фирме бухгалтером с окладом в 10 тысяч рублей. Ныне сидит в СИЗО, но где деньги, Вань, не говорит. Типаж один в один из анекдота: "Требуется мужчина на должность директора, работа - год через три", Эдакий зицпредседатель по вызову.
   Следователи ищут заказчика преступления, возможно, даже найдут его, но градообразующего предприятия, что давало работу 2 тысячам человек, больше нет. Конец, амба, каюк, кранты - как угодно. Строго говоря, оно дышало на ладан давно. Формы из платины - это, сдается, последнее, что здесь можно было украсть. Задолжав около 11 миллионов рублей зарплаты и 64 миллиона налогов, когда-то конкурентоспособный и вполне современный завод встал окончательно. Потрясением для страны это не стало, новостью для первых полос газет - тоже, мало ли предприятий загибается. Повсеместная обыденность, которая уже никого не удивляет. Ладно бы только не удивляла.... О темных делишках на "Стекловолокне" - что нецелевое использование средств, задержка зарплаты, выведение основных фондов, утаивание налогов знали все, кому положено знать, - и милиция, и прокуратура, и налоговая полиция. И тем не менее...
   - Схема убийства предприятия одна и та же по всей стране, понимаете? - говорит заместитель прокурора Судогодского района Юрий Пальцев, - Тогда почему за эти убийства никто не отвечает? - Я, как и вы, хожу по минному полю, - вздыхает Пальцев. - В каком смысле? - Потому что законодательство несовершенно, - строго ответил Юрий Николаевич.
   Завуалированные проблемы прокурора становятся понятнее после разговора с Ниной Ишкирейкиной, заместителем редактора местной районки. - Иногда напишешь что-нибудь - такая вонь поднимется, - говорит Нина. - Начнешь выяснять, откуда ветер дует, оказывается, чьего-то родственника задели. Или там шуры-муры крутят. Или на охоту вместе ходят. Городок-то у нас - что твоя деревня: маленький.
   Нина получает 3 тысячи в месяц "грязными", воспитывает двух девочек, держит коз и два огорода и ходит в калошах. "Зато независимая", - говорит Нина, любуясь своими калошами. Мы идем мимо заводских труб, не подающих признаков жизни. Лето и начало осени вся Судогда провела в окрестных лесах - газета, где работает Нина, из номера в номер печатала объявление, что некое предприятие покупает свежие грибы в неограниченном количестве по 100 рублей за килограмм. На какие шиши люди будут жить зимой - ума не приложу. "Что на огородах вырастили - то и будут есть", - объясняет мне, как неразумной, Нина. "Это же неолит", - говорю я. Нина не спорит. Она торопится домой доить коз, потому что вот-вот отключат свет, который в Судогде горит по графику, и тогда в сарай к козам придется идти со свечкой.
   ...Прошедшей зимой Судогда прогремела на всю Россию - в 30-градусную стужу здесь без тепла осталось несколько улиц. Бывшего главу районной администрации Шпилина привлекли к суду. После возбуждения уголовного дела он сначала болел, потом подал в отставку, а после вместе с женой уехал на море. Теперь ходит на заседания суда загорелый. Боялся бы приговора - вряд ли поехал бы на юг.
   А пока он восстанавливал там здоровье, в Судогде побывал с инспекцией вице-премьер Владимир Яковлев. Досужие пенсионерки прорвались за оцепление, сбивчиво пытались рассказать про житуху в городке, мол, кризис власти и экономики. "Чем быстрее я отсюда уеду, тем больше времени у меня останется, чтобы решить эти вопросы", - находчиво утешил их Яковлев. Люди расступились, давая вице-премьеру дорогу.
   Сотни российских городков, сидящих, подобно Судогде, без работы, тепла и света, не выходят на улицы только потому, что все еще на что-то надеются.